Сегодня: г.

Из Европы в Палестину: швед рассказал, зачем идет пешком в сектор Газа

Из Европы в Палестину: швед рассказал, зачем идет пешком в сектор Газа

Высокий смуглый молодой человек, на вид — типичный житель ближневосточной страны, за несколько дней пребывания в Ливане уже успел обрести популярность. Вопрос, который задают большинство встречающих его, один — зачем идти пешком в страну, где сейчас неспокойно, — в Палестину.

Корреспондент РИА Новости встретился с 25-летним гражданином Швеции Беньямином Ладра. В ходе беседы молодой путешественник, который оказался правозащитником, рассказал о своей семье, о мотивах этой «акции», об отношении к нему в разных странах и о том, как он планирует попасть в сектор Газа.

Необычный гсть

Утро начинается с телефонных звонков. На улице, кажется, еще только рассветает. В Ливане в это время в мусульманский месяц Рамадан, вероятно, не спят только комсомольцы. В трубке — голос лидера местного комсомольского движения.

Он рассказывает, что их товарищи несколько дней назад встретили в Триполи (на севере Ливана) шведа, который прибыл из Турции и хочет добраться пешком до Палестины. Договариваемся встретиться в штаб-квартире «красной» молодежи вечером, как только путешественник дойдет до Бейрута.

Стоит отметить, ливанская молодежь встретила путника гостеприимно. Ему предложили посильную помощь, еду, кофе и место для ночлега. От последнего Беньямин отказался, сославшись на то, что у него есть друзья в Бейруте, которые его ждут.

Высокий парень на свободном английском охотно начал рассказывать о своем пешем путешествии. О пункте назначения — Палестине — на молодом человеке говорило многое: символика на футболке, карта Палестины в виде подвески на серебряной цепочке, цвета палестинского флага на браслете. Кажется, даже живущие в Ливане палестинцы так явно не показывают свою любовь и принадлежность к закрытой для них родине.

Знакомство с Палестиной

«Почти всю свою жизнь я занимался музыкой, но также я активист — борец за права человека. Я забочусь о людях. Когда я работал волонтером в Красном Кресте, один из моих коллег был беженцем из Палестины, он жил в лагере для беженцев в Сирии, когда там тоже началась война, он уехал. Сейчас он в Швеции. Мы с ним говорили о реалиях, о том, что палестинцы, бежавшие в 1947 году в Сирию и другие страны, продолжают оставаться беженцами — это трагедия. Я стал больше изучать проблематику палестинского кризиса, читал книги, смотрел документальные фильмы. В итоге я решил поехать туда и увидеть все своими глазами — это самый верный способ узнать, что происходит на самом деле», — спокойно отвечает Беньямин на самый популярный, по его словам, вопрос — как он вообще узнал о Палестине.

Большое количество палестинцев в конце 1940-х годов бежало в соседние страны — Сирию, Иорданию и Ливан. В Сирии совсем недавно стал известен на весь мир крупнейший лагерь палестинских беженцев на юге Дамаска — Ярмук. В 2015 году лагерь захватили боевики запрещенной в России террористической группировки ИГ*. Сирийской армии удалось освободить его лишь в мае этого года.

Арабские корни

Отвечая о своем прошлом, молодой путник оговаривается, что «оно, скажем так, перемешано». Дед Беньямина со стороны матери — финский беженец, он бежал во время зимней войны Финляндии с СССР. «Многие финны тогда отправляли своих детей в Швецию, подальше от войны»,- говорит парень. Бабушка с маминой стороны — из Туниса, родной отец — из Алжира.

«Я вырос с мамой. Они расстались, когда я был совсем ребенком. Я рос как обычный швед. У меня нет никакого опыта беженца, несмотря на такое смешанное прошлое семьи. В Швеции много людей с корнями из разных стран, поэтому мы у себя в стране не спрашиваем кто откуда, мы все шведы», — продолжает парень, как оказалось, с арабскими корнями.

Больше года назад «борец за права человека» уже был в Израиле. Тогда он, как и многие туристы, отправился туда на самолете. Но и первое свое путешествие активист решил провести, как он считает, с пользой, а не расслабляясь на морском курорте. «Я занимался музыкальным проектом в Наблусе — играл в лагерях беженцев и школах. Я играл вместе с другими музыкантами из разных стран, каждый исполнял свои традиционные песни, мы играли для палестинцев, и палестинцы играли с нами. Были ребята из Швеции, Франции и других стран», — вспоминает Беньямин.

«Злая» Германия и «странная» Турция

Беньямин готовился к новому визиту в Палестину около года. Для пешей «прогулки» откладывал средства каждый месяц, чтобы купить необходимый инвентарь.

«Проводя акцию ради Палестины, я параллельно проверяю свои возможности. Пройдено 4,4 тысячи километров за 10 месяцев. Пятого августа (2017 года — ред.) я начал свой поход, пройдя 12 стран. Каждая пройденная страна в той или иной степени интересна. Но Турция мне показалась очень интересной. Я немного знал об этой стране раньше. Интересные люди и много истории. Они за Палестину, но в том ключе, который мне не нравится… Они волнуются за мечеть Аль-Акса больше, чем за всю Палестину. Немногие из тех, кого я там встретил, реально знают о Палестине. Многие были удивлены, почему меня волнует Палестина», — делится впечатлениями о путешествии швед.

По воспоминаниям Беньямина, осознать в полной степени, насколько его не воспринимают как шведа в Европе, ему удалось, лишь пройдя пешком через несколько стран, включая Германию. «В Германии оно (отношение — ред.) было отвратительным, я там проходил в период выборов. Предвыборные постеры одной из партий что-то гласили о терроризме и мусульманах… Некоторые люди считают, что я мусульманин из-за цвета моих волос, некоторые из-за моего имени думают, что я еврей. В реальности я нерелигиозный человек», — рассказывает он.

Социальные сети

За десять месяцев у путешественника появилось много друзей в социальных сетях. По словам активиста, до начала своего пути у него совсем не было личных страниц в интернете. Завести аккаунт в Instagram и Facebook швед решил, пройдя часть пути. На сегодняшний день у него больше 20 тысяч подписчиков. Говоря о друзьях, отзывчивый парень показывает на экран своего телефона, где в углу — цифра: более 1 тысячи — это заявки в друзья. Активист не скрывает, что среди подписчиков есть и недоброжелатели, и критики, но большинство «фоловеров», как он считает, все-таки поддерживают его.

«Говоря о поддержке близкими того, чем я занимаюсь, моя мама меня сперва не поняла. Но она следит за моими социальными сетями и смотрит видео, которые я снимаю, в частности, с дрона. Она узнала многое о Палестине и том, что я делаю, и теперь она понимает и гордится мной. Она, как многие шведские граждане, представления не имела о происходящем в Палестине. Теперь я могу сказать, что открыл глаза хотя бы одному человеку — своей маме. Мои видео на сегодняшний день смотрят несколько миллионов человек — это только начало. Все это я делаю не для себя и, может, не для Палестины конкретно, я делаю это ради прав человека. В Европе большинство не имеет представления о Палестине, а когда я рассказывал, многие плакали, они были в шоке. Они же не смотрят палестинские СМИ, и они не знают, что происходит там», — рассказывает о важности соцсетей теперь уже «популярный блогер».

Израильская граница — сложная задача

Беньямин, направляясь в Ливан, понимал, что граница с Израилем тут закрыта давно и для него специально ее точно не откроют. Израиль, убрав свои силы с южного Ливана, возвел пограничный забор вдоль всей границы и подвел к нему высокое напряжение, при этом ворота на границе закрыты и находятся под круглосуточным наблюдением пограничников. Но все же на днях путешественник отправится к северным границам Израиля просто посмотреть на нее с максимально близкого расстояния, после чего продолжит попытки пройти на «землю обетованную» через другие страны.

«Сегодня я добрался до Бейрута, к сожалению, часть пути из Турции в Ливан пришлось пройти на корабле. Так как в Сирии война, и это (пройти пешком — ред.) сделать невозможно, очень рискованно. Впереди самый сложный этап — дойти до Палестины. Я анализировал, как это сделать. Изначально я планировал дойти до Египта и перейти через Синай, была мысль через Иорданию, там совсем небольшое расстояние по воде, я даже думал переплыть, читал о человеке, кто так сделал, но я плохой пловец и это плохая идея. В общем, и лодок я не нашел. Говорили, ходит корабль из Турции в Египет. Но это оказалось в прошлом. На самолете я не хочу. Один знакомый египтянин, пока пили кофе в Анкаре, предложил мне пойти в Ливан и отсюда на пароме перебраться в Египет. Так я решил прийти сюда, однако, как оказалось, кораблей отсюда в Египет тоже нет, к сожалению. Я не жалею, что пришел сюда. Тут многое связано с Палестиной, и много (палестинских) беженцев проживает в Ливане», — делится дальнейшими планами активист с еврейским именем.

Ливанские комсомольцы, услышав о вариантах попасть в Израиль, принимаются убеждать гостя, что наиболее рациональный и логичный путь — добраться до Иордании на самолете и оттуда пешком дальше — до открытой границы. Пешком из Ливана опять же не получится, так как на южной границе Сирии пока еще опасно.

Беньямин неохотно соглашается с новыми друзьями и принимает решение оставить самый сложный вариант на случай, если из Иордании пройти не получится.

Прорыв из Европы

«Есть еще нелегальный путь из Швеции и Норвегии — на кораблях пытаются попасть в сектор Газа, и я знаю тех ребят. Это активисты, они пытаются прорвать блокаду и попасть в сектор Газа, и они имеют на это право, так как это территория Палестины», — рассказывает собеседник.

Беньямин не исключает, что в Израиле его могут арестовать и депортировать. Но все же уверенный в себе молодой человек настроен попасть туда и поговорить с максимально большим количеством людей, рассказать их истории в своих соцсетях.

«Буду писать в соцсетях. Если я стану свидетелем преступлений израильских солдат, постараюсь показать это максимально широкой аудитории. Я должен собрать как можно больше информации, конечно, в первую очередь, встречаясь с людьми. Когда я вернусь, все это покажу и расскажу», — объясняет он.

«Могут ли меня арестовать израильтяне? Не думаю, могут попробовать, конечно. Но что они скажут шведскому правительству и международным СМИ? «Шведский активист прошел пешком из Швеции в Палестину в защиту прав человека и против оккупации и был арестован израильскими солдатами»? На каком основании? Уверен, многие СМИ поднимут волну из-за этого. Может быть, для пользы дела можно и посидеть месяц или год в тюрьме там, если это привлечет больше внимания к Палестине. У меня нет ничего против израильтян или евреев, я против насилия и убийства», — рассуждает «борец за справедливость».

По возвращении в Швецию правозащитник планирует договориться со школами и университетами. Он хочет поделиться со студентами своей историей о Палестине и о правах человека.

Обстановка накалилась

За месяцы «пешей прогулки» Беньямина обстановка в Израиле накалилась, особенно в Иерусалиме. После переноса посольства США из Тель-Авива в Иерусалим тысячи палестинцев вышли на акции протеста. По данным палестинских медиков, более 100 жителей анклава погибли, 13,3 тысячи пострадали от пуль и газа, 300 из них остаются в тяжелом состоянии. О гибели палестинских активистов продолжают сообщать арабские СМИ.

Израиль называет Иерусалим своей «единой и неделимой» столицей, включая его восточные районы и исторический центр, отбитые полвека назад у Иордании и позднее аннексированные. Основная часть мирового сообщества аннексию не признает и относит Восточный Иерусалим, как и Западный берег реки Иордан, к оккупированным территориям.

Получится ли у простого шведа обратить больше внимания европейской общественности к палестинскому кризису, покажет время. А пока он на доли секунды отводит от собеседников свой взгляд, задумываясь о том, что действительно его может ждать по сторону ливанской границы.

* Террористическая группировка, запрещенная в России.

Источник

© 2018, worldnews.su новости, новости мира, последние новости, новости сегодня. Все права защищены.

 
Статья прочитана 2 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля